Обучающие истории

Амина Шах
Амина Шах (1918-2014), Королева сказителей
"...вы разматываете и разматываете нить истории, уходя в глубь времен задолго до рождения Ислама и еще на тысячи лет дальше, находите себя, а нить все разматывается и разматывается и этому не видно конца..." (Doris Lessing)

Нет таких стран или сообществ, у которых не было бы своих собственных историй. Дети воспитываются на волшебных сказках. Культы и религии основывают на них свои моралистические поучения. Их также используют для забавы и увеселения.

Обычно их классифицируют как мифологические сказания, юмористические байки, полуисторические предания и т. д. – в зависимости от того, как люди интерпретируют их происхождение и функцию. Но часто диапазон разнообразнейшего применения историй может быть расширен и таким их применением, которое соответствует первоначальному замыслу.

Удивительным тому примером служат легенды самых разных стран, потому что если человеку удаётся понять их на определённом уровне, то они становятся замечательным свидетельством непрерывности постоянно действующего учения. Иногда легенды сохраняются повторением, их передают и ценят, потому что они будят воображение человека или служат отрадой и развлечением для широких масс.

В современном мире очень немного индивидуумов, способных использовать эти истории правильно. Люди, сознающие, что имеется высший уровень, представленный этими историями, кое-чему могут из них научиться, но это второстепенный вид учебы. Те же, кто могут испытать этот высший уровень, способны и других обучить использованию историй.

И всё-таки, прежде всего мы должны принять в виде рабочей гипотезы, что этот самый, высший уровень может действительно оперировать в этих историях. Нам необходимо подойти к историям с той точки зрения, что на этом уровне они могут быть документами, представляющими техническую ценность. В этом заключается древний и всё ещё незаменимый метод, придающий форму и передающий знание, которое невозможно выразить никаким другим способом.

В этом смысле эти истории следует рассматривать как часть нашей Учебной программы (хотя и не все истории являются техническими материалами) и настолько же точными и ценными как факты, представленные математическими формулами или в научных учебниках. Однако, чтобы увидеть, что тексты эти таят в себе такие же высшие возможности, как научные или математические тексты, необходимо присутствие того, кто способен применять их в учебном курсе, необходимо присутствие людей, подготовленных изучать их и использовать, а также наличие контекста, в котором эти истории могут быть использованы.

Итак, легко можно видеть, что самой по себе нашей обусловленности, побуждающей нас использовать истории для развлечения и других очевидных целей, вполне достаточно, чтобы удержать нас от серьёзного изучения этих историй, как средства передачи высшего учения. Склонность человека считать всякую применимую вещь применимой на уровне, более низком, чем тот, где она может функционировать, часто проявляется в нашей учебе и должна быть отмечена четко и ясно. Даже в таких условиях предания об этих историях сохраняются то тут, то там и по сей день.

Считается, что определённые истории, когда их пересказывают, могут принести человеку удачу… или что истории имеют некий скрытый смысл, ныне забытый… и прочее в том же духе. Но то, что на современном языке звучало бы как «защитное устройство» обучающей истории, в данном случае связано с почти совершенно другим фактором.

Точно так же, как и в научно-технических формулах, «защитное устройство» в данном случае является фактором, проистекающим из закона, который гласит: никакой развивающий или обучающий эффект не может быть получен до тех пор, пока человек не будет соответствующим образом подготовлен к пониманию. Стало быть, необходимо использовать эти истории таким образом, который позволит нам извлекать из них пользу определенного вида.

В связи с историями есть и другая проблема, которую следует рассмотреть. В отличие от научных формул, истории, прежде чем станет очевидной последовательность слоёв истории, производят целый ряд развивающих воздействий, которые зависят от степени подготовленности индивидуума или группы. За пределами школы соответствующего профиля, школы, позволяющей нам понять метод и содержание историй, невозможно, чтобы произвольное изучение этих историй дало определенные результаты.

А теперь нам необходимо вернуться к более ранней стадии, что позволит нам основательно подготовиться к тому, чтобы увидеть ценность истории. Это та стадия, на которой мы знакомимся с историей, рассматривая ее как соответствующую и продуктивную параллель определённым ментальным состояниям или как аллегорию этих состояний. Символами в обучающих историях являются различные их персонажи. Поведение этих персонажей подсказывает уму, каким образом иногда ведёт себя человеческое сознание.

 

Сопутствующие материалы



Roses
  Главная  
Контакты