Суфийская Традиция

Начало в Вечности-не-имеющей-начала

До периода, обычно рассматриваемого как историческое время, действовала форма знания, связанная с развитием человека и находящаяся вне пределов современных методов получения и использования информации. Результат этого действия часто называли ‘мудростью’, хотя слово мудрость столь же часто применяли к другим областям.

Многие религиозные, мистические и другие формулировки являются, до некоторой степени, склепами для останков от результата полностью или частично успешной попытки представить и сделать доступными для различных людей и сообществ средства получения этого знания. Как почти все на земле, они подвержены вырождению или окостенению и становятся одновременно и музеями, и экспонатами.

Из-за тенденции делать упор на дисциплину и групповое внимание, без одновременной регулировки других факторов, многие такие формулировки (некото¬рые из них названы школами или культами) кристал¬лизовались за короткое или долгое время, нередко они претендовали на монополию на истину или действенный ритуал. Этот процесс, отражая ограниченные схемы мышления, часто заходит так далеко, что ведет к фактическому уничтожению динамики формулировки школы. На практике исключительность и догматизм с некоторого момента действуют против определенных насущных потребностей в гибкости. Необходимо постоянное обновление.

То, что некоторым людям представляется совокупным наследием человечества в области философии, метафизики или даже магической мысли, можно также увидеть, по вышеизложенным причинам, как некое нагромождение обломков или неверных истолкований (посредством избирательного выбора) формулировок, когда-то приводимых в действие связанными между собой школами. Фактор, являющийся причиной такого положения, характерен для человеческого сообщества, и часто о нем не подозревали большие области целых цивилизаций, хотя он стал предметом пристального внимания и уточнения у специалистов, работающих за пределами механической и ограниченной мысли. Такие специалисты – это те, кто может постичь внутренние принципы и движущие силы, а не те, кто просто занимается переупорядочиванием.

В отличие от публичных и открытых формулировок, знакомых всем как многочисленные устоявшиеся формы философий – религии, психологии и общественной деятельности и других систем, – всегда, во все времена, существовал непрерывный, альтруистический поток опеки этого всеобъемлющего и приспосабливающегося знания. Быть или не быть в этом потоке – зависит от способности и знания, а не от чьего-то произвольного решения стать специалистом.

Время от времени, когда определенные космологические и человеческие факторы ‘выравниваются’, имеется одновременно и необходимость и возможность, посредством специального и искусного усилия, восстановить формулировки и деятельность, максимизирующие возможности более быстрого и полного проникновения учения, ведущего к развитию, о котором упоминают как о ‘знании себя’ или ‘обладании мудростью’. Несколько таких периодов, циклических по характеру, имели место в недавнем прошлом: ни один из них, как правило, не был узнан как таковой. И опять же, сказанное не означает, что если человек верит во что-то, то он, автоматически, способен это обнаружить. Правильный подход – это все.

Омар Али-Шах Накшбанд (1922-2005) Грандмастер действующей Школы

Суфизм

У АНИСА спросили:
“Что такое суфизм?
Он ответил:
“Суфизм – это то, что позволяет донести до человека Высшее Знание.
“Но если я применяю традиционные методы, разработанные Мастерами, разве это не суфизм?
“Это не суфизм, если не выполняет для вас свои функции. Плащ больше не плащ, если он не сохраняет человеческое тепло.
“Разве суфизм меняется?
“Люди меняются, и меняются потребности. То, что было суфизмом когда-то, больше им не является.
“Суфизм, – продолжил Анис, – внешнее выражение внутреннего знания, известного как Высшее Знание. Внутренний аспект не меняется. Следовательно, работа в целом – это Высшее Знание плюс возможности, которые порождают метод. То, что вам нравится называть суфизмом, просто сведения о прошлом методе.

Школа

Одну из структур, внутри которой это знание изучается, собирается, сохраняется и передается, часто называют школой. Есть другие структуры, постоянно находящиеся в работе, существование и способ функционирования которых не имеют прикладной ценности, хотя часто они становятся предметом любопытства и пытливости, что отнимает много времени и требует больших усилий из-за ошибочного в своей основе предположения, будто сильный интерес к предмету, о котором однажды услышал, может привести к близкому знакомству с ним и, следовательно, получению от него пользы. Однако, поскольку modus operandi этих структур далек от того, чтобы иметь такую же действующую аналогию в современной мысли, они фактически, если не в теории, ‘полностью скрыты’.

Сопутствующие материалы


Главная  
Контакты