Подходы к восточным учениям

В: Почему у нас на Западе возникает столько трудностей при попытках овладеть мистическим мышлением Востока, несмотря на то, что многие люди положили свои жизни, изучая восточный мистицизм, и действительно стали великими учителями?

О: Вдохните глубже, так как в интересах истины я собираюсь разрушить идолы, пусть и не ответив на вопрос полностью. Первое: на Западе очень смутно воспринимают широкий диапазон учения и качеств этого учения, что существует на Востоке.

Проблема исследователя, собирающего информацию о нем, заключается в том, что он не знает, как учиться. Он – простой собиратель фактов или опыта. Как собиратель, он организует и передает информацию, полученную, как ему кажется, из одного источника, но, на самом деле, часто – из различных форм некоего центрального факта или деятельности. Эти искажения он передает вам, иногда с дальнейшим усложнением. Если он академический ученый, возможно, санскритолог, то в этом процессе он передаст ‘холодный’ материал. Но если он человек эмоционального склада, то сам станет поддерживать убежденность в истине, которой обладают его учителя. Он не осознает, что они сами обладают лишь ослабленной, неполной или искаженной традицией.

Не все восточные мистики находятся в контакте со всей реальностью или чем-то подобным. Своей отстраненной святостью или оргиастическими ритуалами они могут затрагивать какие-то внутренние струны западного ученика. Но они вовсе не обязательно подают истину как процесс или деятельность, назначение которых развивать человека. Эта последняя фраза – ключевая ко всей теме: “Чем мы занимаемся в конце концов?”

Письменные и другие материалы, доступные на Западе (и часто на Востоке, в духовно невозрожденных кругах), изучаются, над ними ломают голову или их принимают, и они становятся основой для поиска истины в том экспериментальном духе, который дает хорошие результаты в определенных сферах, но не применим в данной области. Часто отсутствует существенная связь между материалом, учителем и обучаемым. В итоге – свалка квазимистических усилий. “C’est magnifique, mais ce n’est pas la guerre!” Прежде всего это надо понять.

Купаться в грязи – занятие для гиппопотама. Человек, имеющий правильное представление о том, как использовать грязь, может изготовить из нее строительные блоки. Оба великолепно используют данный материал. Но если гиппопо думает, что он человек…

Тем не менее, говорить в таком духе весьма непопулярно, так как по социальным причинам, которые в настоящее время лежат в самой основе общественного поведения, мы должны позволить любому человеку считать, что у него есть все необходимое для понимания. Предположение, что ему необходимо учиться как учиться, социально неприемлемо. В лучшем случае, вас обвинят, открыто или в какой-то иной форме, в попытке заработать очко.

  Начало раздела